новини корупції

Почему людям больше не нравится Кремниевая Долина

28.09.2017 17:42

Репутация Кремниевой долины переживает свои худшие времена. И это не похоже на временное разочарование. Мне кажется, технологический бизнес становится все менее популярен среди широкой публики. Она исспытывает соблазн обвинить технологических лидеров в том, что они плохо себя ведут. Но не только в этом. В современном мире глобализации пропасть между богатым меньшинством и остальными 99% населения стремительно растет, как и обида, зреющая внутри этого большинства. Технологии становятся все более сложными и мощными — и людям это не нравится.

Но так было не всегда. С 1976 года, когда Стив Возняк своими руками собрал первый компьютер Apple, и до 2015-го большинство людей с оптимизмом воспринимали технологии и Кремниевую долину как беспрецедентный двигатель инноваций. Но потом информационный фон вокруг нее начал стремительно меяться. Исследование Фонда информационных технологий и инноваций показывает, что медиа-освещение IT с 1980-х по 1990-е было «преимущественно позитивное». Однако этот тон начал меняться на «более негативный», начиная с 2013 года.

Технологии: друг или сосиска?

Несколько лет назад технологии воспринимали как нечто веселое, волнительное и вдохновляющее. Сегодня новые технологии могут вдохновить на истерику. Даже такие гуру, как Возняк или Илон Маск в купе со Стивеном Хокингом опасаются рисков, которые несет за собой развитие, в частности,  искуссственного интеллекта. И пока они переживают, как бы машины не обзавелись собственными ценностями, отличными от наших, и не начали воспринимать человечество как угрозу, у обычных людей возникают более прозаические причины для беспокойства: они боятся за свои рабочие места.

Страхом и сомнениями также овеяны новые бизнес-модели, построенные вокруг персональных данных. Компании вроде Google, Facebook и Amazon хотят знать и записывать где мы, что мы делаем, с кем общаемся и что покупаем — и они собирают урожаи этих данных каждый день, чем больше — тем лучше.

Даже смартфоны могут стать угрозой. Один гик в Google+ недавно пожаловался мне: «Мы платим тысячу долларов за то, чтобы носить устройство, созданное для сбора наших данных для других людей, чтобы они могли их монетизировать».

Профессор Государственного университета Сан-Диего Джон М. Твинж недавно выпустил книгу под названием iГен: Почему современные дети вырастают менее мятежными, более толерантными, менее счастливыми и абсолютно не подготовленными ко взрослой жизни — и что это означает для всех нас. В своей книге он пишет, что смартфоны делают нас беспокойными, депрессивными и одинокими.

Новые технологии все больше внушают страх, опасения и потерю контроля вместо воодушевления и оптимизма.

Развлекательная индустрия подхватила тренд: телевизионные экраны пестрят шоу вроде «Кремниевой долины», «Темного дитя» и «Черного зеркала», убеждая зрителей в том, что Кремниевые компании пронизаны вопиющей некомпетентностью и что технологический прогресс ведет нас в дистопическое будущее.

Кремниевая долина: Американский живой уголок

Последние два года в книгах и новостях с упоением критикуют культуру в некоторых технологических компаниях — и чем дальше, тем более яростной становится эта критика. В книге Дэна Лайонса (также известен своим блогом Секретный дневник Стива Джобса, работает сценаристом сериала «Кремниевая долина» на HBO) от 2016 года Дизраптед: Мое несчастливое приключение в стартап-пузыре, которую Los Angeles Times назвали «лучшей книгой о современной Кремниевой долине», во всей красе раскрывается так называемая «бро культура» технологической индустрии.

В основном книга основана на реальном опыте Лайонса, который имел «счастье» работать в бостонском стартапе HubSpot. Он описывает компанию как типичный IT-стартап — неприбыльное предприятие, прожигающее венчурные деньги, которое предлагает своим преимущественно юным сотрудникам рабочее пространство, больше похожее на парк атракционов с бесплатным пивом и конфетами, но бестолковым менеджментом. Он сказал, что хотя его книга срезонировала для многих рядовых сотрудников IT-индустрии, «в Кремниевой долине есть укоренившаяся группа с иммунитетом к критике» и «недостатком самоосознания».

«Они понятия не имеют, какими их видит весь остальной мир или им наплевать».

Супер-стартап Uber — это как рекламный плакат «Бро Co.»-перегибов Кремниевой долины. Его уличали во лжи, злоупотреблениях, воровстве и растратах. Ах да, а еще в сексизме. Хотя что касается последнего, то Uber — лишь один из многих. В июне New York Times опубликовал статью о сексуальных домогательствах со стороны венчурных капиталистов по отношению к женщинам-предпринимателям. А один из знаменитых инвесторов Дэйв МакКлюр даже сделал каминаут на Medium, назвавшись «гадом». Две женщины-предпринимательницы также рассказали, как выдумали себе мужчину кофаундера Кита Манна, чтобы разработчики и партнеры начали воспринимать их всерьез.

А еще был громкий скандал с «манифестом» в Google, когда разработчик во всеуслышанье предположил, что женщины по своей природе не годятся для работы в IT. Для многих этот инцидент стал подтверждением расцвета бро культуры в Долине, но для других — подтверждением тезисов манифеста.

Каждая из этих историй меняет мнение общественности о том, что такое Кремниевая долина и о чем ее культура.

Пестрые и дальновидные гики, изобретающие будущее в гаражах, в глазах общественности уступили место тщеславным мажорам, которые мерзко себя ведут.

Имущие и неимущие

На руку Долине не играет и растущая репутация жадности, частично приобретенная благодаря небольшому колличеству миллиардеров, которые кичатся своим гламурным образом жизни, неадекватными расходами, денежными мощностями и явным презрением к обычным людям. Многие уже считают, что обогащение технологических гигантов происходит за счет всех остальных. Любимое слово в Долине «disruption» эхом отзывается в пустых холодильниках тех, чьи жизни и без того разрушены.

Возьмем к примеру компании, которые изобретают самоуправляемые грузовики. Небольшому количеству технарей это ноу-хау сулит тонны денег, но оно же может отобрать миллионы рабочих мест у обыкновенных трудяг.

Технологические компании часто ассоциируются с темной стороной глобализации. Хардверные гиганты обвиняются в том, что эксплуатируют дешевую рабочую силу на фабриках в одной стране, чтобы продавать свои продукты по взвинченной цене в другой, уклоняясь от налогов благодаря лазейкам в законодательствах стран, в которых они все это делают. Например, Apple обвиняется в уклонении от налогов в США на сумму $60 млрд, удерживая более $260 млрд своих средств наличными за рубежом.

В общем, складывается впечатление, что у Кремниевой долины слишком много денег, которые часто растрачиваются или используется с целью получения несправедливого преимущества.

По колено в политических дрязгах

Как бы не хотела Долина сохранят нейтралитет в противоречивых и рискованных политических и культурных спорах, это очевидно невозможно. Социальные сайты стали «площадями» для обсуждений про политику и другие темы, а также для захвата рекламной индустрии, и вот кремниевые компании уже втянуты в драку, обвинены в предвзятости и отшлепаны за то, что слишком много или наоборот недостаточно сделали для того, чтобы проконтролировать, кто что и кому должен или не должен говорить.

Когда в ходе протестов белых националистов в Шарлоттсвилле погибла Хизер Хейер, Google, Facebook, PayPal, Airbnb, Instagram, Twitter и даже Spotify (очевидно, существуют и нео-нацистские бойзбэнды) забанили радикальные группы в своих сервисах. И пока одни аплодировали им за это, другие задавались вопросом: а как так получилось, что все эти группы ненависти до сих пор преспокойно использовали уважаемые интернет-сервисы для продвижения своих идей и забанили их только после скандала? Но были и те, кто обратил внимание на беспрецедентную власть технологических компаний контролировать или подавлять конституционное право человека на свободу слова.

Культурная загадка распространяется и на рекламу: Facebook пропустила таргетинги на «антисемитов», «тех, кто знает правду про 9/11» и прочие нежелательные демографические группы. Виной всему автоматизация: Facebook, как и Google, и Twitter, и все остальные позволяет клиентам настраивать вообще какой угодно таргетинг, просто заполнив форму и заплатив за рекламу. Хотя теперь Facebook ограничил таргетинг на некоторые демографические группы.

Почему репутация Долины останется плохой

Технологические продукты, сервисы и сайты — теперь мы получаем всю информацию из них, в них же ее обсуждаем — и с каждым днем мир становится все страшнее и страшнее. А люди, которые получают плохие вести, обычно убивают гонца. И хотя мы принимаем как должное преимущества, которые дает нам ИИ, алгоритмические контент-фильтры и потребительская электроника, технопанику будут только сильнее подпитывать нагнетающие новости, фейки и показушные политиканы, которые ищут, на кого бы перевести стрелки.

Правда в том, что Кремниевая долина — это сияющий двигатель прогресса, в котором царит дух студенческого братства. Технологии могут как спасти, так и погубить мир. Но прежде всего они демонстрируют все возрастающее влияние на жизнь каждого человека. Если выражаться в стиле старого доброго Facebook, то семейное положение официально и на веки сменилось с «друзья» на «все сложно».

Ранее на AIN.UA выходила статья о том, почему3 критикуют Кремниевую долину и что с этим делать.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Источник

Нажмите на стрелку что бы читать дальше
<--nextpage-->

Click to comment

Оставить комментарий

Популярные новости

To Top